Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Министр АПК и торговли Архангельской области – о дефиците, которого не ожидается

14.09.2017, 8:00      Новости Архангельска
Ирина Бажанова (в центре)

Министр агропромышленного комплекса и торговли Архангельской области Ирина Бажанова рассказала «Правде Севера» про инфляцию, которая на самом деле дефляция и про фермерские магазины, которые могут конкурировать с федеральными торговыми сетями

–?Ирина Борисовна, лето в этом году нас погодой не баловало, в некоторых районах области даже был объявлен режим ЧС, как вы оцениваете состояние дел в сельском хозяйстве сейчас? Насколько оно внушает тревогу?

— Состояние дел достаточно устойчивое. Сельскохозяйственные предприятия продолжают работать, настроены оптимистично – сохранить объёмы производства и поголовья скота на уровне 2016 года. В некоторых хозяйствах надои молока даже увеличены, поэтому считаю, что в рамках имеющегося финансирования – это достижение. Потому что в 2017 году финансирование отрасли из федерального бюджета снизилось на 25 процентов, из областного – на 30 процентов.

–?Ожидается ли по осени резкий скачок цен?

— Сезонность всегда присутствует – на Пасху яйца дорожают. Но пока роста мы не прогнозируем. Сегодня розничные цены на фруктово-овощную линейку вообще снизились, а на все остальные продовольственные товары четыре месяца не растут. Даже в Правительстве РФ сказали, что инфляция в продовольствии остановилась, а в августе зафиксировали дефляцию.

–?Как вы считаете, повлияло ли на цены открытие крупных торговых федеральных сетей?

— Когда предприятия открываются, они создают конкуренцию. Где лучше предложение и ниже цена, там больше покупателей. Поэтому открытие больших магазинов – это выгода для покупателей. Хотя все прекрасно понимают, что федеральные игроки давят на региональных. Но это позволит улучшать качество товаров и обслуживания.

Правда, есть примеры и нездоровой конкуренции – пришла сеть, скинула цены до минимума, маленькие магазины в деревнях «умерли». И после этого сеть подняла розничные цены. Люди выражают недовольство и абсолютно обо­снованно.

К сожалению, в сельской местности магазины закрываются не только поэтому. И не только из?за того, что вводятся электронные системы учёта и отсутствует интернет. Если в деревне живёт пять-шесть человек, содержать магазин просто невыгодно. Есть другие варианты – автолавки, доставка товаров по заказу. Предусмотрена компенсация части затрат по доставке товаров первой необходимости в такие населённые пункты из средств областного и местных бюджетов – до 70 процентов. Многие муниципалитеты этим успешно пользуются.

–?Ещё какие?то федеральные торговые сети собираются покорять Архангельскую область?

— Те, кто хотел, уже зашли. Да и сейчас не очень удобное время для федеральных игроков – покупательская способность не растёт. Доля продаж продовольственных товаров в общем объёме составляет почти 54 процента. Непродовольст­венные товары стали покупать меньше. В Архангельской области достаточно хорошие крепкие региональные продовольственные торговые сети. Они объединили усилия, создали торгово-закупочный союз для того, чтобы конкурировать с федеральными игроками.

Между торговыми сетями идёт борьба за присутствие товаров местных производителей на розничных полках. Года три-четыре назад таких товаров было всего десять процентов, сейчас почти 38 процентов.

–?А ведь наша продукция пользуется спросом?

— Повышенным спросом. Все понимают, что это качественный продукт. Об этом свидетельствует и открытие фермерских магазинов. Да, там действительно цены выше, но продукция востребована. И это тоже один из способов продвижения. Ну и ярмарки. Ближайшая – Маргаритинская ярмарка, больше половины торгующих – местные сельхозтоваропроизводители.

–?Что наша Архангельская область сейчас производит?

— В основном – молоко, мясо, в том числе птицы, яйца, картофель и овощи. Доля коллективных хозяйств по производству молока составляет более 50 процентов. Много сельскохозяйственной продукции производится в крестьянско-фермерских и в личных подсобных хозяйствах.

–?И чем мы себя сами обеспечиваем?

— Например, в 2016 году регион обеспечил себя картофелем до 83 процентов. Эта цифра каждый год варьируется – иногда выше, иногда ниже. Причём в коллективных хозяйствах производится порядка 20 тысяч тонн, а по факту на сегодняшний день мы потребляем порядка 143 тысячи тонн. Основные производители – частные лица, то есть крестьянско-фермерские хозяйства и дачники, которые выращивают картошку для себя.

Молоком мы обеспечиваем себя до 60 процентов и выше, в зависимости от года – надои, погодные условия влияют на этот показатель. А всем остальным – в очень небольшом количестве: мясом – на 12,3 процента, яйцом – на 10 процентов. Овощами – до 33 процентов (тепличный комбинат раньше выращивал продукцию на восьми тысячах гектаров, теперь только двух, но они планируют ввести в оборот ещё тысячу гектаров в следующем году. Значит, доля овощей защищённого грунта увеличится). К сожалению, наши крупные хозяйства не занимаются производством овощей открытого грунта, как это было в советские времена, хотя потенциал есть.

–?Тогда почему они не занимаются?

— Это связано с себестоимостью продукции. Основная доля затрат ложится на семена, зарплату, обслуживание техники. Себестоимость картофеля в Архангельской области – девять с половиной рублей, в средней полосе России картофель с поля отпускают по четыре – четыре пятьдесят, даже с учётом того, что его надо довезти, он получается чуть дешевле. Поэтому у нас ставка – на семенной картофель, наши почвы позволяют производить семенной картофель высокого качества, продавать его в другие регионы.

–?И всё же, Ирина Борисовна, насколько лето было сложным для наших аграриев?

— Погода не способствовала получению хороших результатов. Средняя температура воздуха в июне была 8–13 градусов, что на один-три градуса ниже нормы. Количество осадков в области превысило норму, местами в два раза. С 11 по 18 июля состоялись выездные совещания в Красноборском, Вилегодском, Котласском, Устьянском, Вельском и Онежском районах. С 11 августа введён режим ЧС (чрезвычайной ситуации), документы по пострадавшим хозяйствам 30 августа отправлены в Минсельхоз России. По предварительным подсчётам, ущерб хозяйств составил 45,8 миллиона рублей.

–?Те, у кого урожай погиб, могут рассчитывать на какую?то компенсацию?

— К сожалению, посевы не были застрахованы, а если бы были, аграрии могли бы рассчитывать на возмещение ущерба за счёт средств не только страховых компаний, но и федерального бюджета. В связи с возникшей ситуацией министерство разработало план мероприятий по минимизации последствий ЧС, чтобы впоследствии исключить риски, в том числе и потери урожаев. План утверждён губернатором.

Правительство Архангельской области направило обращение к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву о компенсации ущерба. Но хочу отметить, что компенсация будет возможна только в случае волевого решения Дмитрия Анатольевича, то есть если он даст указания Минсельхозу России. Только тогда будут произведены расчёты, и то, что насчитают, то и будет выплачено аграриям. Но даже в этом случае компенсация будет не раньше августа 2018 года – это очень длительный процесс. А вот страховые компании могут выплачивать в течение 30 дней. Тут проще: потерял урожай, природно-климатические условия позволили ввести режим ЧС, страховая компания по договору выплачивает деньги.

В 2016 году в других регионах был режим ЧС, тогда Медведев подписал такое распоряжение. Не будем терять надежду и мы.

–?В Архангельской области строят новые фермы?

— Инвестиции в отрасль в 2016 году составили свыше 700 миллионов рублей. В Холмогорском районе будет строиться крупный животноводческий комплекс, в Устьянском районе планируется строительство и расширение производственных мощностей Устьянской молочной компании, планируется строительство животноводческих ферм в Вельском, Шенкурском районах.

–?То есть у крупных хозяйств дела обстоят неплохо, а у мелких есть проблемы. Мы в прошлом номере публиковали материал о тяжёлом положении «Велеса» в Онежском районе. Что будет с такими хозяйствами?

— В Устьянском и Вельском районах, где был введён режим ЧС, уже заготовлен необходимый запас кормов для того, чтобы прокормить скот зимой. Где?то сено заменено на силос, сенаж, корма есть. В районах ситуация разная. В Онеге, например, мы индивидуально смотрим по «Велесу». Замминистра туда выезжал, встречался с главой муниципального образования и руководителем предприятия. Подписан протокол о том, какие меры будут предпринимать. «Велес» может рассчитывать на помощь, предусмотренную госпрограммой. Вопрос заготовки кормов держим на контроле вместе с главой Онежского района Павлом Смагиным. Предложили уже и микрокредитование. Теперь всё зависит от самой хозяйки. Поставка кормов планируется из других хозяйств, но бесплатно, конечно, никто ничего давать не будет.

–?Какие уроки можно извлечь из ситуации этого лета?

— Самое главное – посевы, урожаи надо страховать на случай ЧС, чтобы иметь возможность быстро компенсировать убытки и исправлять ситуацию. 45 миллионов – это очень большие финансовые средства для наших аграриев. Тем не менее, мы позитивно настроены, заготовка кормов идёт, рационы питания все пересмотрены, ожидаем увеличения надоев. Ветслужба в этом плане очень помогает.

Ещё надо помнить, что мы – завозной регион по основным продуктам питания. Недавно провели встречу с региональными торговыми сетями, они заключили договоры на поставку картофеля с Рязанской областью. Ведём переговоры с Чувашией и другими регионами. То есть без картошки не останемся и дефицита сельхозпродукции на прилавках магазинов не ожидаем.

–?Последний вопрос – не совсем по сельскому хозяйству, но очень важный – по рыбе. Мелкие производители жаловались, что последними федеральными постановлениями их лишили квот и просто погубили. Это так?

— Не совсем так. Для рыбодобывающих предприятий есть повышающий коэффициент по доставке улова на берег в свежем и охлаждённом виде – 1,2. В том числе в этих квотах и мелкие рыбколхозы. В этом году для того, чтобы обновить рыбопромысловый флот, государство приняло решение: забрать абсолютно от всех часть квоты – 20 процентов – и отдать тому, кто будет строить. Наш траловый флот будет строить четыре новых судна. У них квота была 5000 тонн, станет 25?000. Плохо для Архангельска? Хорошо! И получат ещё квоту, если вложат миллиард инвестиций в строительство перерабатывающего комбината. Сегодня решается вопрос поставки рыбной продукции с Дальнего Востока по Северному морскому пути в Архангельск. Первое судно «Доброфлота» уже разгрузилось с 3000 тоннами продукции. А это и увеличение грузооборота, налоговых отчислений и поставка рыбы высокого качества в центральную часть России.

В стратегии российской рыбной индустрии предусмотрено строительство малотоннажных судов, разговор об этом пойдёт на международном рыбопромышленном форуме в Санкт-Петербурге в сентябре этого года.

–?Но у маленьких колхозов нет таких мощностей, как у тралового флота…

— Когда вышли нормативные документы, мы сделали расчёты. Если чистая прибыль снизится с 30 до 15 миллионов рублей, это не так страшно. Наши градообразующие мелкие колхозы несут большую нагрузку, в том числе социальную – они устраивают людей на работу, помогают муниципалитетам содержать социальные объекты и многое другое. Поэтому когда говорят, что всё так плохо с колхозами, это не совсем корректно. Мы отстаиваем сохранение объёмов выделенных квот для них всеми возможными способами.

Для этих целей в Архангельск приглашён для разговора заместитель руководителя Росрыболовства Пётр Савчук, будет заседание рыбхозсовета при губернаторе – именно по этим инвестиционным квотам. У нас есть предложения для того, чтобы защитить наши колхозы, варианты будем обсуждать.

Вопросы задавала Ирина ЖУРАВЛЁВА, фото пресс-службы правительства Архангельской области, Анны Ивановой и Вадима Рыкусова

Источник: www.pravdasevera.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования